«Я родился в рубашке» (Никифор Сидорович Мальцев)

В 1918 году, в бурю тревог гражданской войны, в далекой тайгинской деревушке в семье староверов родился мальчик... в «рубашке». Назвали его Никифор. В старину говорили, что если ребенок родился в «рубашке», его можно считать очень счастливым. Действительно, когда ребенок рождался и выживал в сложных жизненных ситуациях, это было не просто удачей, а огромным чудом.

Никифор Сидорович Мальцев прожил очень долгую и трудную жизнь. Рано пошел работать, чтобы помочь своей большой семье, стоял на страже советской границы, узнал все тяготы Великой Отечественной войны. Он поведал мне историю своей жизни.

- Нас у родителей было двенадцать, - начал свой рассказ Никифор Сидорович. - С детства, с шести лет, покойный тятя, так мы называли отца, приучал меня понимать, что такое хорошо и что такое плохо. Это помогло мне в дальнейшей жизни.

В 13 лет я устроился работать в колхоз коногоном. Чуть позже окончил шестимесячные курсы бухгалтеров, это и стало моей основной профессией. В то время началась эпидемия брюшного тифа, и я заболел, это очень страшная болезнь, от которой многие умирали. А я все-таки выжил. Все говорили - счастливчик, родился в рубашке.

Воспитали меня дисциплинированным и порядочным человеком, и в армию я уходил с большим желанием, подготовленный к выполнению воинских заданий и преодолению любых трудностей, со стремлением стать победителем.

В 1938 году был призван служить на Дальний Восток в третий стрелковый полк, во взвод связи второго батальона. Я был армейским связистом, а это значит, что в любую погоду - дождь, снег, жара -  я должен обеспечить связь.

Война застала меня на Восточной границе. Я прослужил три года на охране государственной границы, против штаба квантунской миллионной армии на высоте Малотигровой, 3600 метров над уровнем моря. Граница проходила по горам: Сахарная головка, Маленькая Чертово, Большая Чертово. В ясную погоду с этих гор  можно было увидеть город Владивосток.

В 42-м году по приказу Сталина нужно было сформировать группу из старослужащих дальневосточных войск и отправить на защиту Москвы. Я был включен в этот список, но все быстро поменялось.

В то время, когда сослуживцы Никифора Сидоровича били немцев и гнали их от Москвы, он учился в офицерской школе. После ее окончания сразу же был направлен в 103-й отдельный артпулемётный батальон, который располагался в тех местах, где и началась его служба, на Дальнем Востоке. И не зря ведь он очень хорошо знал эту местность. Всю войну он стоял на охране границы с Японией.

- Я был командиром. В моем распоряжении был участок охраняемой границы и отделение солдат из 13 человек. Мы сами строили себе землянки, обеспечивали провиантом, за которым приходилось спускаться к подножию горы, куда привозили продукты. Ходили только по три человека, по одному не разрешалось. Одного солдата было проще захватить в плен. И такие случаи бывали. Но в тяжелые периоды времени, когда со снабжением было туго, наши солдаты - изменники сдавались японским властям. Трудности заставляли их предавать Родину. Позже наши разведчики возвращали их. Наказанием для таких солдат был расстрел. В моем отряде такого не было никогда!

Японцы постоянно чинили нам диверсии. Они старались засылать своих разведчиков в то время, когда у нас были праздники, например, Первомай или 7-е ноября. Мы служили так: два часа находились на страже границы, затем другая смена. Наша землянка распологалась прямо около проволоки, за которой был обрыв. А от противника на нас выходила лощина. Я к этой проволоке выставлял двух солдат всего на час. В то время наручных часов не было, был в землянке один будильник на всех. Время смены караула подошло к концу, я прихожу на дозорное место, а солдат нет. У меня внутрии все оборвалось: солдаты ведь были старослужащие - призыв еще сорокового года. Оказывается, они решили уйти с дозорного места, так как захотели курить. Пошли в летнюю баню и сидят там, покуривают. Я приказал им сдать оружие и сделал донесение в штаб об этом случае. Через пятнадцать минут подъехал «воронок», так называлась специальная машина черного цвета. Их увезли. Могу предположить, что их отправили на передовую, чтобы они искупили свой безответственный поступок.

Затем было наступление и освобождение Северной Кореи, где я и продолжил свою службу после окончания войны. В Пхеньяне я вспомнил свою прошлую профессию бухгалтера, меня пригласили в хлебопекарную промышленность завпроизводством. Мы кормили 25-ю армию, которая находилась на довольствии в Корее. Но по состоянию здоровья я не смог там работать. Попросил перевод, и мне предложили пойти в 274-ю дивизию, там требовался заведующий системой питания. Я согласился.

За время войны я перенес два ранения, а позже было еще несколько операций. Болеть некогда: надо границу охранять, вести военную подготовку. Привык всегда себя держать в боевом состоянии, иначе бы не дожил до сегодняшнего дня. Вся моя жизнь - это бесконечная борьба.

После службы Никифор Сидорович пятнадцать лет проработал на КЭМЗе, откуда и ушел по болезни. Но долго дома сидеть не смог и устроился работать в систему торговли. Был директором сети магазинов розничной торговли; работал на винном заводе начальником производства; затем на пивном заводе.  Свой трудовой путь он окончил в должности мастера производства в исправительном учреждении №5. В его подчинении были две бригады осужденных. В то время колония крепко стояла на ногах, производство вентиляторов и калориферов набирало обороты. В 70-80-е годы выпуск вентиляторов составлял от 500 до 900 штук в смену. В 1978 году Никифор Сидорович вышел на заслуженный отдых, но до сих пор ведет активную общественную жизнь, встречается со школьниками, рассказывает им истории военных лет, а также об орденах и медалях, которые украшают его грудь. Никифору Сидоровичу действительно есть чем гордиться, а особенно ему дороги ордена «Великой Отечественной войны» I степени,  Ленина, а также медали «За отвагу», «За победу над Германией», «За победу над Японией». 

Совсем недавно Никифор Сидорович отметил свой 93-й день рождения. Он немного жалуется на здоровье, которое уже стало, по его словам, не то, что раньше. Но он все же остается в добром расположении духа, считает, что самое главное для человека  в любом возрасте - постоянное развитие и тренировка ума.

 

А. Павлова

650000 г. Кемерово пр. Ленина 53-а
Приемная начальника ГУФСИН т.58-52-07
Дежурная часть т.58-53-37, факс 58-56-89
E-mail: gufsinkem@kemnet.ru
Пресс-служба 58-56-92
E-mail: press-gufsin@mail.ru

Дата последнего обновления: 17.06.2014 17:28

ПРОИЗВОДСТВО В ГУФСИН

архив новостей

« Ноябрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
2018 2017 2016  
Что делать, если в отношении осужденного предпринимаются мошеннические действия?
ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНАЯ Напишите нам электронное письмо

Телефон доверия

важная информация