Поколение военного лихолетья

Глядя на Лидию Николаевну Рябцеву, трудно представить, что этой энергичной и жизнерадостной женщине в феврале исполнилось 83 года. Она всегда с удовольствием принимает участие во всех мероприятиях, проводимых Советом ветеранов ГУФСИН по КО. А накануне нового 2010 года в товарищеском турнире по шашкам стала победителем в старшей группе. Лидия Николаевна, несмотря на почтенный возраст, всегда бодра, весела, общительна. «Возраст? — шутит она. — А какой мой возраст? Мне в феврале не 83, а только 38 лет исполнилось. Я просто цифры своего возраста местами поменяла. Ведь возраст возрастом, а душа-то всегда молодой остается».

Конечно, можно позавидовать оптимизму Лидии Николаевны, но, с другой стороны, невольно понимаю, что человеку, который так любит и ценит каждое мгновение жизни, очень многое пришлось пережить: и немецкую оккупацию, и голодные послевоенные годы. Отсюда лишенное радости и смеха отрочество, наполненное страданиями, голодом, смертями самых близких людей.

Из воспоминаний Л. Н. Рябцевой, ветерана войны и труда, ветерана УИС Кузбасса:

- К началу войны я успела окончить только 7 классов. Мой отец, как и все мужчины призывного возраста, ушел на фронт. Немцы наступали слишком стремительно. Все лето и стар и млад — все, кто был в состоянии держать лопату, на берегу реки рыли окопы. Я была уже большенькой, поэтому помогала маме. Война к нам пришла очень быстро, уже в сентябре наша деревня Матвеевка, что в Московской области, была оккупирована немцами. Еще накануне вечером наша армия отступала: взрывала мосты, сжигала колхозное имущество, а утром пришли немцы — в деревню въехали колонной на мотоциклах. Мы все перепугались. Они с ходу обосновались в деревне: прошли по домам, отбирали еду. Мама спрятала хлеб в маленькую печку, его все равно нашли.

Через некоторое время после оккупации всех жителей выгнали под конвоем за околицу. Так мы всей толпой пошли по дороге в соседнюю деревню. Разместились кто где смог. Хорошо, что здесь жила моя двоюродная сестра, и мы с мамой, сестрой и братом у нее и остановились. Бои тогда шли большие, а мы жили на линии фронта. Деревня переходила из рук в руки: утром наши займут, вечером уже немцы. Мы даже не думали о том, что останемся в живых. Помню, что после боев мы, ребятишки, старались незаметно собирать документы и письма у наших убитых солдат, прятали их, а позже взрослые отвозили в Москву и передавали в военную комендатуру.

Какие я пережила ужасы, это не опишешь. Вроде бы и не воевала. Но по сей день помню пережитое в те страшные военные годы. Маме, даже после того, как нас освободили, приходилось на ночь привязывать меня к кровати, потому что я сильно кричала, вскакивала и пыталась бежать, не разбирая, стена передо мною или окно, а она боялась, что могу и расшибиться.

Немцы очень боялись партизан. Как-то убили троих немецких солдат. Утром немцы всех деревенских жителей выстроили на улице и повесили каждого третьего. Особенно зверствовали карательные отряды из финнов. Как-то всех наших пленных солдат закрыли в двухэтажный дом и подожгли, а нас заставляли смотреть на то, как они гибнут в огне, выскакивают из окон, а фашисты их добивают. Хотя среди немецких солдат встречались разные люди. Один немецкий врач спас моего брата. Уже зимой из деревни, где мы остановились у двоюродной сестры, немцы всех жителей выгнали. Когда вы гоняли, многих убили, в том числе и мою двоюродную сестру. Оставшиеся в живых спрятались в лесу. Нашли землянки и окопы, оставшиеся от партизан.

В них и остановились и жили недели две. Еды не было, так таяли снег и пили эту воду.

Как сейчас помню, она сильно отдавала хвоей. Снег-то был с хвойными иголками. Голод. На улице зима, мороз, в землянках холодно. Мой брат сильно обморозил ноги. В условиях леса его было не спасти, и мама решила отнести его к немцам и попросить показать врачу. Она думала, что все равно умирать, так какая разница — от холода в лесу или от пули. Немецкий врач сделал брату перевязку и в придачу дал еще с собой мази. Жестами он объяснил матери, что у него тоже есть двое детей такого же возраста.

Вскоре началось отступление немецкой армии. Об этом мы узнали от немецких солдат. Когда колонны стали идти в противоположную от Москвы сторону, мы думали, что они выступают на Клин, и спрашивали у немцев: «Клин»? На что они отвечали: «Нихт, Берлин». Еще некоторые солдаты произносили: «Гитлер, Сталин» и жестами показывали, что их надо вешать, что они виноваты в войне. После окончания оккупации я, мама, младший

брат и сестра вернулись в родную деревню. Мой отец и старший брат погибли: отец на фронте, брат — во время бомбежки. Дом наш был разбит, и мы перебрались жить к бабушке. Целый год я не училась в школе. Но жизнь постепенно налаживалась. К окончанию войны я окончила 10 классов и уехала в Москву, поступила в экономический институт.

Послевоенную жизнь легкой не назовешь. Годы трудные были. Стипендия небольшая — 200 рублей. На нее и жила. Студенты всегда жили впроголодь, а иногородние тем более. Но никто не роптал, не жаловался, понимая, что это все временные трудности. Жили дружно, помогая и поддерживая друг друга. И хотя многого не хватало — довольствовались малым. Я молодая была, конечно, хотелось красиво одеваться. Поэтому стала донором — раз в сорок

дней кровь сдавала. За это получала булочку с горячим чаем и 360 рублей. Помню, спустишься после сдачи крови в метро, да и упадешь в обморок.

В 1949 году Лидия Николаевна окончила институт и по распределению была направлена в УИТЛК г. Кемерово. В плановом отделе аппарата управления она проработала 35 лет, а в 1984 году вышла на пенсию. «Я с удовольствием вспоминаю годы службы, — рассказывает моя героиня. — Тогда народ одевался проще, не ощущалось резкой границы между состоятельными и бедными семьями. В плане быта были, конечно, трудности: многие вещи тогда приходилось не покупать, а как было принято говорить — «доставать». Но, несмотря на это, люди в мою молодость были более открытые, добродушные, жизнерадостные. Свободное время проводили весело: совместно отмечали многие праздники, ходили в кино, на танцы, концерты, много читали. Мы были целеустремленными и верили в свое будущее».

65 лет прошло с победного мая 1945 года. Об этой страшной войне написано много книг, снято немало фильмов. Но как много остается еще неизвестных страниц. Их хватит еще не на одну книгу. Поколение Лидии Николаевны — поколение честных, трудолюбивых людей, патриотов своей Родины. Великой ценой досталась им победа, и самым главным оружием в ее достижении была сила духа. Они были молодыми. Они хотели жить. Мечтали. Любили. Надеялись растить детей и строить города. И все у них получилось.

С. Двойнишникова



650000 г. Кемерово пр. Ленина 53-а
Приемная начальника ГУФСИН т.58-52-07
Дежурная часть т.58-53-37, факс 58-56-89
E-mail: gufsinkem@kemnet.ru
Пресс-служба 58-56-92
E-mail: press-gufsin@mail.ru

Дата последнего обновления: 17.06.2014 17:28

ПРОИЗВОДСТВО В ГУФСИН

архив новостей

« Январь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
2018 2017 2016  
Что делать, если в отношении осужденного предпринимаются мошеннические действия?
ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНАЯ Напишите нам электронное письмо

Телефон доверия

важная информация