«Память сердца стала острее, если сердце прошло через ад…»

Давно на земле затянулись раны войны, перепаханы окопы, а люди до сих пор находят пустые гильзы, осколки от мин и снарядов. Они подолгу разглядывая держат их в ладонях, а затем показывают фронтовикам, которых, к сожалению, среди живущих на земле осталось очень мало. Но все же они еще есть — люди, прошедшие войну, отважно миновавшие страшные испытания, послевоенную разруху, все выстоявшие и победившие. Сегодня в городе Анжеро-Судженске живет Вениамин Александрович Коровин, ветеран Великой Отечественной войны, а ныне полковник внутренней службы в отставке. Ему есть что рассказать нам, молодому поколению, о тех страшных событиях лихолетья.

Я подошла к деревенскому дому с красивыми резными наличниками на окошках. Дом просто поражал своей ухоженностью и ярким цветом. Никогда бы не подумала, что за ним ухаживает человек, которому исполнилось 85 лет. Через минуту открылась дверь, и меня уже встречал гостеприимный хозяин — ветеран Великой Отечественной войны Вениамин Александрович Коровин.

— Здравствуйте! Как добрались?

— Хорошо, — ответила я.

— Проходите в дом, чаем вас напою. И все о чем спросите — расскажу.

Так начался наш разговор.

Родители Вениамина Александровича были простыми крестьянами: сеяли, пахали, собирали урожай. В общем, трудились, не покладая рук. В их дружной семье было трое детей. Их всех сослали в село Нарым, что в Новосибирском крае. Там Вениамин пошел в школу, которая располагалась аж за восемь километров, и было в ней всего четыре класса. Но подолгу на одном месте они не задерживались, всю семью Коровиных постоянно переселяли с места на место. В очередной раз, когда их вновь переселяли, Вениамин решил сбежать к своей бабушке, которая жила одна в с. Новорождественка Томской области.

Живя в деревне, каждый мальчишка девятилетнего возраста уже умел запрягать лошадь, мог съездить в лес за дровами, а во время войны им еще и приходилось выходить на работу, которую выполняли раньше их братья, отцы. Именно им девятилетним паренькам пришлось остаться в своей деревне за старших. Помимо школы все мальчишки из старших классов обучались военной программе «всеобуч», которая была рассчитана на 110 часов. Эту науку Вениамин Александрович помнит до сих пор. И может быть то, чему он научился за эти часы, помогло ему остаться в живых.

 — Воскресенье. В этот день мы с ребятами как всегда пахали поле на тракторах и о том, что началась война, — рассказывает Вениамин Александрович, — мы узнали от людей, которые приехали к нам в село. На тот момент нам было всего по 16 лет, но о последствиях войны мы уже имели представления. Ведь совсем недавно окончилась финская война и в наше село с фронта вернулись искалеченные солдаты. Война? Значит война! Победа будет за нами, именно такие мысли рождались в наших ребячьих головах (прим. авт.: В голосе Вениамина Александровича чувствуется волненье. Память сердца стала острее, голос резче и прерывистей, тяжела эта память, но он продолжал рассказывать).

В 1942 году, как только я успел окончить десять классов, меня сразу же забрали на фронт. 23 августа 1942 года, как сейчас помню этот день, меня направили в Забайкалье в составе «маршевой роты». По прибытию нас одели, обули и начали подготавливать к бою. Оттуда я попал в Сретенское военно-пехотное училище. Всего три месяца нас обучали военным премудростям, а после направили на линию фронта под Сталинград. Туда же помимо нас были подтянуты курсанты из Хабаровского и Благовещенского училищ. Но принять участие в битве под Сталинградом нам не пришлось. Нас в составе 93 гвардейской стрелковой дивизии 281 гвардейского стрелкового полка отправили в направление Курска. Там мы очень долго готовились к наступлению. В свой первый бой я вступил 5 июля 1943 года. Вместе с нами на линию огня выдвинулись пять фронтов: Центральный, Брянский, Западный, Воронежский, Юго-Западный. Нам предстояло преодолеть три линии укрепленной обороны немцев. Советским командованием был разработан план нового стратегического наступления. В это время стало известно, что противник решил овладеть инициативой и ликвидировать так называемую Курскую дугу — участок советско-германского фронта, на котором советские войска выдвинулись далеко на запад. Немцы планировали наступить в пять часов утра, но благодаря данным нашей разведки мы наступили в три, тем самым сыграли на опережение. Именно внезапность дала нам преимущество, и мы перешли в наступление. Ровно в три часа утра на поле боя начался ад!

В этой операции Гитлер делал ставку на новейшую технику, он сосредоточил под Курском более 200 самолетов, около 2700 танков и самоходных орудий, тысячи пушек и минометов и около 900 тысяч человек. В этой битве мы впервые своими глазами увидели немецких «Тигров», танки весом около 60 тонн, а также «Пантер», «Фердинандов». Но благодаря тому, что мы начали наступление раньше вся эта новейшая техника была уничтожена (прим. авт.: Когда Вениамин Александрович рассказывал мне о войне, то я смотрела на него и ловила каждый его взгляд, каждый жест, я понимала что ему очень трудно говорить об этом. Он словно вновь и вновь вспоминал то время и те события). В этой битве Вениамин Александрович получил первое тяжелое ранение ног и был направлен в эвакуационный госпиталь. Чем сильнее было ранение у солдата, тем дальше его направляли в тыл. Вениамину Александровичу пришлось сменить пять госпиталей, так он оказался в г. Лунина Липецкой области. После выздоровления его и еще 20 тысяч солдат направляют в Ленинград в строительный полк.

Мы находились со стороны Оренбаума — одного из подступов к Ленинграду, называемого «лисьим хвостом», и занимались подготовкой к наступлению, — рассказывает Вениамин Александрович. В ночь с 13 на 14 января 1944 года мы перешли в наступление на Ленинград в сторону Нарвы. А 27 января 1944 г. блокада Ленинграда была прорвана.

В этом страшном бою, который длился не один день, Вениамин Александрович был вновь ранен и направлен в ленинградский госпиталь, который располагался на Васильевском острове. Немного подлечившись, он снова отправился на фронт.

— 23 июня 1944 года полк, в котором я находился, — продолжает рассказывать ветеран, — перешел в наступление в сторону г. Выборга. Мы шли пешком, а за нами оставались освобожденные города Тенеони, Пиркияви и затем Выборг.

Затем солдата Коровина направляют в Ленинград для учебы в училище военного сообщении им. М. Фрунзе. Именно там, в Ленинграде, он встретил долгожданное известие о победе. Сегодня Вениамин Александрович до сих пор бережно хранит газету «Известия» от 9 мая 1945 года. Эта газета словно напоминание нам молодому поколению о том времени, о той страшной войне.

Особенно запомнилось Вениамину Александровичу одно событие. Сразу после войны, — увлеченно продолжает рассказывать ветеран ВОВ, — в г. Ленинграде на «Заячьем выступе» собрали выставку, на которой были продемонстрированы самолеты, танки, различные орудия, и пушка, длина ствола которой 30 метров. Именно из этих смертельно-опасных орудий бомбили, разрушали и уничтожали Ленинград. И теперь ленинградцы могли посмотреть своими глазами на ту смертоносную технику, что унесла жизни десятки тысяч людей.

Не сразу нас распустили по домам. После долгожданной победы над фашистами, — рассказывает Вениамин Александрович, — меня перебросили в Киев, затем в Канатоп, а после в Калугу, где я проходил дальнейшую службу до 1952 года. С 1952 — 1954 года был в Брянске. Мы строили, восстанавливали города, в общем, помогали местному населению быстрей вернуться к новой жизни. И вот уже оттуда я демобилизовался. В 1955 году я переехал жить в Яю. Там устроился на работу в яйский тракторно-ремонтный завод, где прошел путь от простого мастера, завгара до начальника автомобильного цеха. В 1969 году мне предложили работу в ИУ-37, и я согласился. Меня сразу же назначили на должность начальника механического цеха. В 1984 году с должности начальника энерго-механического отдела в звании полковника внутренней службы. После я переехал в Анжеро-Судженск, где живу и сегодня.

Много всего поведал мне Вениамин Александрович, но писать разрешил не обо всем. Что-то останется у него в сердце, то, что знает только он один. Настоящие мужчины, прошедшие войну, много не говорят...

Несмотря на то, что Вениамин Александровичу является бывшим сотрудником яйского исправительного учреждения №37, после переезда в Анжеро-Судженск он пополнил ряды ветеранов КП-31 и СИЗО-4, и теперь является почетным ветераном уже трех исправительных учреждений области. Вениамин Александрович является желанным гостем в каждом из этих исправительных учреждений. Сегодня Вениамин Александрович прекрасно водит машину, профессионально управляется с современным цифровым фотоаппаратом и сотовым телефоном, не пьет и не курит, а также, чтобы быть в курсе всех новостей, установил себе спутниковую «тарелку», что дает возможность принимать более 200 каналов. В свои 85 лет он молод душой, очень энергичен, гостеприимен, всегда готов помочь советом и поделиться опытом с молодым поколением, да и просто общение с ним это одно удовольствие. Ведь ему есть, что нам рассказать.

Эпилог

Время неумолимо, оно многое меняет в нашей жизни. Но годы и десятилетия не в состоянии стереть из памяти нашего народа священные даты. День 9 Мая приходит в каждый дом, в каждую семью со слезами радости и скорби, боли и гордости, надежды и памяти. Эта Победа была одна на всех. За нее заплачено миллионами жизней, кровью, тяжким трудом, бесконечными лишениями и потерями. Так давайте гордиться тем, что мы — наследники славы сильных и мужественных людей.

Е. Аронова, фото автора



650000 г. Кемерово пр. Ленина 53-а
Приемная начальника ГУФСИН т.58-52-07
Дежурная часть т.58-53-37, факс 58-56-89
E-mail: gufsinkem@kemnet.ru
Пресс-служба 58-56-92
E-mail: press-gufsin@mail.ru

Дата последнего обновления: 17.06.2014 17:28

ПРОИЗВОДСТВО В ГУФСИН

архив новостей

« Январь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
2018 2017 2016  
Что делать, если в отношении осужденного предпринимаются мошеннические действия?
ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНАЯ Напишите нам электронное письмо

Телефон доверия

важная информация