Мы воевали в тылу (Мария Ивановна Савенко)

Страшные годы Великой Отечественной войны до сих пор откликаются в судьбах многих людей. Так случилось и Марией Ивановной Савенко, ветераном уголовно-исполнительной системы Кузбасса. На кануне 65-летней годовщины Победы она получила известие о судьбе своего родного брата Ивана Ивановича Карпова, который пропал без вести в 1942 году.

Без вести пропавший

Родилась и выросла Мария Ивановна в селе Дмитриевка Оренбургской области. Отец ушел из жизни очень рано в 1932 году, тогда Марии было всего пять лет. Мать одна растила четверых детей. Там же Мария окончила семь классов сельской школы.

Старший брат Иван до войны служил милиционером на железной дороге в Львовской области в городе Броде, участник Финской войны. А Мария с сестрами и мамой жили в Оренбургской области. Жили очень бедно. И брат позвал их к себе. И в 1940 году он приехал и забрал их.

- А 22 июня 1941 года, когда брат был на дежурстве, мы спали. В четыре часа весь дом наш заходил, все загромыхало. Мы повскакивали, выбежали на улицу, недалеко от нас был аэродром. Люди выбегали на улицу с криками: «Война, война!» - слышалось со всех сторон. Вокруг падали самолеты. Прибежал домой брат и сообщил, что его отправляют на казарменное положение, и что свидимся мы теперь не скоро. По железной дороге постоянно везли танки, пушки, солдат. Как-то раз в затишье между бомбежками мама отправила меня за хлебом. Стали опять бомбить, самолеты летят, рынок бомбят, я спряталась в подвале и даже не помню: купила я хлеб или нет. Под обстрелами мы находились до 9-го июля, пока нас не эвакуировали. Вернулись мы к себе домой. А брат там остался. Больше я его не видела.

Брата Ивана Мария Ивановна искала всю жизнь. Куда только не писала. Получала известия и от «Красных следопытов», в котором они писали, что И.И. Карпов захоронен там-то, но, изучив их данные, она понимала, что они ошиблись, это был не ее брат. Несколько лет писала в программу «Жди меня». Но также не получала никакого ответа.

- И вот однажды накануне Дня Победы звонит мне внучка: «Бабушка, не волнуйся, мы твоего брата нашли». И оказалось, что в Севастополе он попал в плен, его отправили во Францию, где находились германские лагеря. В лагере он работал медбратом в госпитале, пробыл там недолго - около восьми месяцев, а затем умер. Похоронен был в общей могиле.

Мария Ивановна показала мне ксерокопию документа, так называемую информация о военнопленном, где записаны разные данные на немецком языке. Дата и место рождения пленного, воинское звание - санитарный фельдшер, дата пленения 4 июля 1942 года, место пленения г. Севастополь, судьба - погиб в плену, и дата смерти: 18 марта 1943 год. Эта информация из центрального архива Министерства обороны.  

- Начинали учиться мы всегда позже, чем дети в городских школах, так как до этого работали: заготавливали для техникума лес, торф, овощи, дежурили в госпиталях. Мне тогда было лет шестнадцать, совсем еще девчонка. Нас отправляли в соседнюю деревню на заготовку леса. Мы деревья по два кубометра напиливали, обрубали ветки, а бревна таскали на поляну и там складывали. Это была очень тяжелая работа: с утра уходили и трудились до самого вечера. Жили на квартирах у колхозников. Кругом была беднота, кушать хотелось постоянно. Я отчетливо  помню, как мы заготавливали торф - наши детские руки резали его на огромные кирпичи, складывали их в тачку и вывозили, а когда он высыхал, складывали его в штабеля. Руки болели от мозолей, которые долго не заживали. Торф был очень колючий, а если на руках еще и раны, вы представляете что это такое? Но мы все терпели. (Мария Ивановна с трудом сдерживает слезы)   

Послевоенное время

- После войны в наше село Дмитриевка приехал майор агитировать молодое поколение на работу в органы МВД. Молодежь слушала затаив дыхание, и из тридцати человек группы, мы восемь, согласились поехать в СИБЛАГ г. Мариинска. После распределения я попала в КП-3 п. Новоивановский, где стала работать фельдшером. Тогда это была самая отдаленная колония, там не было ни света, ни газа.

 В то время в нашей колонии еще находились каторжане, но они работали на сельскохозяйственных работах. Медработников не хватало и у нас до пятидесятого года на участках работали заключенные-врачи и фельдшеры.

Мария Ивановна состояла в партии и часто выезжала на различные конференции, принимала активное участие в самодеятельности, в смотрах и олимпиадах, читала стихи, и была всегда ведущей на мероприятиях. На одной из таких конференций она и познакомилась со своим будущим мужем. Григорий Евсеевич Копытов - так звали молодого человека. Он был инспектором по культурно-массовой работе в колонии поселении № 2 (п. Орлово-Розово). В годы Великой Отечественной войны он служил разведчиком. В 1957 году молодые люди решили пожениться. Мария Ивановна перебралась к мужу в поселок и там же устроилась работать в медчасть фельдшером. Немного позже у них родилось двое дочерей.

- Часто я выезжала с начальником колонии на участки комиссовать заключенных, которым можно работать на лесоповале. Они зимой заготавливали лес, а с приходом весны сплавляли его по Кии до Мариинского лесозавода. Каждый день всю неделю я выезжала на участки принимать больных, в день приходили до тридцати человек. Заключенные ко мне всегда обращались «гражданка начальница», чтобы по имени, никогда. В моем распоряжении был кучер и лошадь, поэтому было немного полегче.

 Приезжаю, а у меня ведь тоже двое детей: я, утром уходя на развод погляжу на них, они еще спят, вечером прихожу они уже спят, так и выросли. Хорошо, что мы жили с родителями мужа, которые и воспитали детей. В Орлово-Розово мне было легче работать, ведь там работали еще два вольнонаемных врача.

Спустя некоторое время супругов перевели служить в Кемерово. Григорий Евсеевич поступил на службу в ИУ-40, а Мария Ивановна инспектором в медицинскую службы. Но проработала она там совсем не долго, два месяца, после чего ее перевели в ИУ-29, где проработала три года и

вышла на пенсию по выслуге лет.

Не за страх, а за совесть

В 1976 году супруг Марии Ивановны умер. И она осталась одна с двумя несовершеннолетними детьми. Деваться было некуда ведь дочерей нужно было еще поставить на ноги, дать образование, и она устроилась на работу в костно-туберкулезный санаторий постовой сестрой. Везде и всегда трудилась честно и не могла молчать, если видела несправедливость. Как повара-раздатчицы воровали у детей последнее, везде находила их уловки, спрятанные в снег консервы и молоко, и многое другое. После недолгих разбирательств было уволено несколько работниц кухни. А Марию Ивановну после этого перевели на должность диетсестры, у нее был опыт в составлении меню на день, раньше она его составляла для солдат и заключенных.

- Но долго я там все равно не смогла оставаться, - рассказывает Мария Ивановна, - и когда пришло время водиться с внуками, я ушла на пенсию. Но и сидя с ними, я не прекращала работать. И после того, как малышей забирали родители, я бежала в седьмую поликлинику и весь вечер работала там статистом.

За плечами этой замечательной женщины яркая насыщенная жизнь, в которой было всякое: тяжелые годы войны, интересная работа, счастливая семейная жизнь. Мария Ивановна - оптимист по жизни, чтобы не случалось в ее жизни она всегда верила только в хорошее. Это веселый и светлый человек с открытой душой. Сегодня она окружена любящими детьми и внуками.

Беседовала А. Павлова



650000 г. Кемерово пр. Ленина 53-а
Приемная начальника ГУФСИН т.58-52-07
Дежурная часть т.58-53-37, факс 58-56-89
E-mail: gufsinkem@kemnet.ru
Пресс-служба 58-56-92
E-mail: press-gufsin@mail.ru

Дата последнего обновления: 17.06.2014 17:28

ПРОИЗВОДСТВО В ГУФСИН

архив новостей

« Июнь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
2018 2017 2016  
Что делать, если в отношении осужденного предпринимаются мошеннические действия?
ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНАЯ Напишите нам электронное письмо

Телефон доверия

важная информация